фокусы языка
ФОКУС ЯЗЫКА МОДЕЛЬ МИРА
За каждым аспектом стоят стереотипы как результат социальных обобщений.
Следующий фокус языка – модель мира. Вспомним тему «Изменение размера фрейма». Изменить размер фрейма – то же самое, что сказать «с точки зрения»: с моей, твоей, другого участника коммуникации. В масштабах модели мира нужна точка зрения не единичная, а группы людей, определенная устоявшаяся точка зрения. Можно выделить такие аспекты точки зрения: профессиональный (врач, шофер), религиозный (буддист, кришнаит, христианин, католик, исламист), национальный (россиянин, белорус, китаец). За каждым аспектом стоят стереотипы как результат социальных обобщений. Когда произносятся слова (брат, кум, сват, таксист, студент), то вслед за восприятием звуковой оболочки слова и его лексического значения возникают образы. Какими видятся немцы? Педантичными. Русские – прекрасными, финны – медленными, студенты – молоденькими, с книжечкой под мышкой, бегущими на занятия; таксисты – нерусскими и в кепке. Итак, всегда присутствует некая устоявшаяся модель мира. Если нужно сказать другой результат, говорят: «Зато…». Если нужно сформулировать модель мира, это можно сделать двумя способами. Первый способ. Берется какое-то ограничивающее убеждение: например, мужчины умнее женщин. Далее нужно представить, как бы оно прозвучало (какой бы произвело эффект) в присутствии различных социальных, профессиональных, гендерных категорий людей: при феминистке, психотерапевте, женщине, умной женщине-профессоре, таксисте. Второй способ. Какое-либо утверждение нужно взять в кавычки, то есть представить его в виде цитаты известной личности: Ленина, Рокфеллера, Клары Цеткин… Эта фраза помещается «в рот», подобно облачку из комиксов, в котором содержится реплика персонажа: «Вот бы Стэтхэм оборжался!» И вот эта фраза вдруг меняет контекст. Этот рефрейминг и является моделью мира. В традиционной арабской модели мира мужчина и женщина не могут сравниваться по одним и тем же параметрам. Это как сопоставлять различные по своим характеристикам продукты питания: что вкуснее – арбуз или рыба? Если мы видим на улице мужчину в арафатке, а с ним – 3—4 женщины, мы в силу знакомых культурных стереотипов думаем, что он вывел своих жен на прогулку. Но нет! Жены не могут идти рядом с ним, значит, это сестры или дочери, но не жены, так как они даже живут в разных домах и не могут пересекаться. Как тренировать модель мира? Берем фразу и помещаем ее в различные контексты, в самые хаотичные ситуации. Представьте, что сказал Барак Обама Ангеле Меркель, студент – преподавательнице, ребенок – маме. Каковы последние слова умирающего, предвыборный лозунг, содержание беседы двух геев на свидании? Что говорит парень, бросая девушку, патологоанатом – вскрывая череп, одинокая женщина – беседуя с котом? Модель мира – это ссылка на устойчивую группу, обладающую определенным набором убеждений.
Как понять, какая группа является для человека значимой?
В представлении человека существуют группы людей, которых он считает авторитетными либо неавторитетными. Есть смысл говорить о модели мира, только если речь идет об авторитетной группе. Как понять, какая группа является для человека значимой? Например, на страничке в соцсети девушка подписана в определенные группы и сообщества, под частью постов и картинок она ставит лайки. Это могут быть врачи, косметологи, люди с успешными историями бизнеса, люди, имеющие серьезные достижения в каких-то сферах. Можно предположить, что те, кому девушка уделяет внимание в сети, представляют для нее интерес, имеют значение, то есть являются носителями авторитета. Стоит изучить высказывания этих людей, ознакомиться с выборками их советов и цитат: «Как сказал Рокфеллер…» Становится ясно, о каких моделях мира можно с ней говорить, а каких не стоит касаться. Если у человека нет профиля в сети, о его приоритетах можно судить по тому, куда он психологически указывает – вверх или вниз, развивая какую-либо тему. Следует разговаривать лишь о тех объектах, которые он маркирует вверх. Какое значение имеют жесты? Допустим, за окном стоит группа людей, и человек, говоря о чем-то, делает жест в их сторону. Для говорящего они являются воплощением некоей категории, и он ее маркирует. Те, на кого он указывает, стоят выше или ниже в его шкале значимости, поэтому значение его жестикуляции можно использовать, если нужно его разубедить. Он реагирует на любого человека или группу людей со своей точки зрения, с «высоты» своей модели мира. Собеседник должен примерить ее на себя, чтобы лучше понять другого и порадовать психолога внутри себя. Представителям каких профессий свойственно понимать модели мира? Психологам. Как мыслит человек, чтобы понять, какие профессии способствуют пониманию модели мира? У Ричарда Льюиса есть книга, в которой дано описание наций в соответствии со стереотипами. Допустим, есть предположение, что люди, работающие в сфере ВЭД (внешнеэкономическая деятельность), сталкиваются с представителями других профессиональных сфер, подобно врачам и таможенникам. Врачам приходится выезжать на вызов к людям разных профессий, возрастов, уровней достатка. Не исключено, что у людей в белых халатах – богатый внутренний мир. Ежедневный контакт с новыми людьми позволяет им делать выводы о представителях тех или иных профессий, то есть судить о людях со своей точки зрения, «со своей колокольни». Вот приезжает психолог в другой город, а там для участия в тренинге в зале собрались специалисты разного профиля – это он понял по анкетам участников. Многообразие контактов накладывает отпечаток на психолога, и он понимает: сложность его профессии состоит именно в необходимости работать с людьми разных возрастов, профессий, комплекций и так далее. Возникают сложности классификации данных типов. Другое дело – обычный рабочий, который трудится на конвейере. Если работа однообразная, то о модели мира никто не говорит, и для анализа берется одна из типичных для него ситуаций, повторяющихся изо дня в день. Психолог знает, что различны не только люди, приходящие на тренинг, но и города, в которых эти тренинги проводятся. Махачкала – совсем не то, что Витебск или Самара. Разнятся не только виды из окна, но и базовая эмоция городов, отношение их населения к одной и той же цели. Например, в Армении участники тренинга недоумевали по поводу понятия краткосрочных отношений, потому что у них такого явления нет в принципе. 10% браков в стране – результат переговоров родителей, и это нормально. Подобные особенности понятны, если изучаешь культурологию. Это хороший фокус языка.

Автор - Александр Герасимов