фокусы языка
ФОКУС ЯЗЫКА ИЕРАРХИЯ КРИТЕРИЕВ
Сама себе судья.
Начнем наше повествование с более простого, но самого важного фокуса языка – с иерархии критериев. На моих занятиях я часто спрашиваю, что ощущают или какие действия совершают слушатели при произнесении слов «иерархия критериев». Слушатели предлагают варианты: поднятие пальца вверх; выпрямление спины и направленный кверху взгляд; задранный вверх нос, будто принюхивающийся к чему-то важному наверху; принятие симметричных поз: человек закидывает ногу на ногу и подпирает подбородок. Если наблюдать за человеком со стороны, то можно заметить, что он, услышав об иерархии критериев, смотрит вверх, и это – принципиальное отличие. Иерархия критериев – это такая гиперссылка на самое важное, самое важнейшее. Знаете, люди – социальные животные и религию придумали достаточно давно. Конкурировать с ней мы можем, но не хотим, и для нас кто самый главный иерарх? В данном случае я говорю об иерархе метафорически, как о главном критерии, мериле добра и зла. Главный иерарх в каждой религиозной конфессии, религии – высший суд. Есть ориентация на этого самого главного, это может быть любой Бог – например, Иисус, Аллах, Кришна. Любой мыслевирус рано или поздно становится религией. Я не буду разворачивать эту тему. Иерархия критериев – это ссылка на что-то самое важное. И обычно что-то самое важное находится наверху, и человек будто смотрит вверх. Я думаю, вы все с этим знакомы, просто не так понимаете, как это понимаю я.

Я говорю о том, что лингам показывает на небо, но все смотрят на лингам. Древнеиндийская философия и под словом «лингам» подразумевает знак, символ производящей божественной силы. Этот главный символ мы и будем искать с помощью иерархии критериев. Я спрашиваю аудиторию, знакомы ли они с этим понятием, и в ответ слышу ссылку на Виктора Пелевина, в романе которого в качестве лингама выступал палец. Писатель приводит в пример причту об ученике, который жил при одном священнике и считался его адептом. К этому монаху приходили люди и спрашивали его: «В чем смысл жизни?». И этот монах просто молча поднимал палец вверх. И люди говорили: «Все, мы поняли, вот в чем смысл жизни», – и уходили просветленными. А этот ученик смотрит, видит: работа не пыльная. Просто приходят люди, и все. Думает, ладно открою я свой филиал. Открыл где-то неподалеку, к нему тоже стали приходить люди, задавать этот же вопрос: «Скажи монах, в чем смысл жизни?». И он тоже поднимал палец вверх и молчал. И, наконец, об это узнал монах, закутался в балахон, пришел к нему и спросил: «А в чем смысл жизни?». Ученик поднял палец вверх, и монах отрубил палец, ученик скорчился от боли, а монах снова спросил: «В чем смысл жизни?». Ученик по привычке поднял палец вверх, и в этот момент он все понял. Мне нравится определение иерархии критериев с использованием фокуса языка: это выяснение намерений, как будто мы задаем много раз мысленно про себя вопросы: «А зачем?», «А это зачем?», «А это зачем?». И каждый раз – зачем, зачем. В результате может возникнуть какой-то цикл, ответы закольцовываются. Можно привести условный пример.

– Этот котик для чего? – Чтобы чувствовать себя комфортно. – А зачем комфорт? – Для счастья. – А зачем счастье? – Ради любви. – А любовь зачем? – Для счастья. – А счастье зачем? – Ради любви. Котик там, в самом низу, где, может быть, ему и место. Если многократно ставить вопросы о цели, то рано или поздно возникает цикл. Обычно мы до этого цикла не доводим, а сразу на вопрос: – Ради чего? – отвечаем: – Ради любви. Но это просто – сказать: «Ради любви». Вы еще вспомните сущностные состояния! И все к ним сведите. Не все еще так продумано, и не все понимают, что смысл жизни можно свети к пяти сущностным состояниям: – существованию, – внутреннему спокойствию, – любви, – одобрению или принятию, – целостности или единству. Для обычных людей, для мирян, вполне естественно использовать более низкие логические уровни. Я обращаюсь к аудитории с просьбой привести пример привычных поведенческих ограничений, и одна из слушательниц предлагает рассмотреть ситуацию: девушка не может первая знакомиться с мужчиной. Мы с учениками начинаем озвучивать за девушку, переводя внутренний диалог наружу. Зачем ей знакомиться с мужчинами, чего она хочет? Что она хочет сказать этим, зачем она это делает? Каково ее намерение? – Чтобы выйти замуж. – А зачем ей выходить замуж? – Чтобы быть замужем, за мужской спиной, ради уверенности. А уверенность ей нужна ради спокойствия. Мы пока не будем сводить ее намерения к достижению одного из пяти сущностных состояний, потому что у сущностного подхода, в отличие от нашего, есть обратный ход. Мы просто говорим.

Вернемся к ситуации «девушка не должна знакомиться сама». Пройдя цикл выяснения намерений, мы приходим к важному выводу: нарушив ограничение, девушка может в результате приобрести настоящее спокойствие и гармонию. Такая гармония может возникнуть, когда рядом есть тот, кому ты доверяешь, с кем ты можешь стать по-настоящему собой. Такого спокойствия и гармонии не достичь, любя только себя самого. Ради таких целей можно первой начинать знакомиться. Я обращаюсь к девушке, предложившей рассмотреть ограничение на знакомство с мужчиной: – Понимаешь, ради такого можно. Можно нарушить свои принципы, переступить свои страхи, бороться с собой. Стать самим собой, неважно кто тебя оценивает, неважно, как тебя оценивают. Ты просто знаешь, что ты есть ты. Ради этого можно сделать аккуратно шаг. Вперед навстречу себе. Можно сделать аккуратно шаг. Что девушке мешает сделать этот первый шаг? Страх, что ее кто-то оценивает. Единственный, кто тебя может оценить по-настоящему, это – ты сама. Сама себе судья.

У меня такая проблема – я вижу в людях хорошее...
Есть два принципиальных ограничения: – интонация, – фокус языка. Давайте сразу поделимся последствиями, почему эти два момента надо учитывать, когда вы говорите про иерархию критериев. Первое – это интонация, с которой вы говорите. Если вы будете говорить с дурашливой интонацией: «Ну, понятно же, что самое важное ограничение – это чтобы ты сама себе могла сказать: я – крутая», то все, эффект не тот. Тут патетика должна присутствовать, паузы, немножко печали, вздохи. Потому что мудрость, так или иначе, связана с печалью. Никаких резких движений. И паузы, как будто ты подбираешь слова, и позы задумчивости. Паузы заставляют человека подумать, что ты общаешься только с ним: «Иди с Богом!». Бог говорит через тебя с ним. И ради этого, может, стоит слушать радио НЛП и знакомиться первой. Представьте этот обмен, когда вы посмотрели друг другу в глаза и на этом месте сделали шаг навстречу друг другу. Так будет, так не было. Это – первое ограничение, я продолжаю прокачивать. Второе условие: нельзя этот фокус языка применять слишком часто. В коммуникации с человеком за 10—15 минут разговора фокус языка – иерархию критериев – можно применить один раз. Потому что, если ты будешь пользоваться ей слишком часто, люди начнут за тобой ходить, люди начнут тебе говорить: «О, гуру!». Люди будут просить у тебя автограф, они будут говорить при тебе: «Я все понял». Они будут твои слова вставлять себе в статус ВКонтакте. На примере с девушкой мы привели основную структуру иерархии критериев, прошли по ней ступенчато. Можем углубить анализ, пройдя шагами, ступенчато к одному из сущностных состояний. Спокойствие, конечно, это важно, а еще может быть важнее, это когда человек рядом с тобой тебя понимает. Это намерение. Я бы назвал это созданием раппорта, то есть таких доверительных отношений, о которых можно сказать: это одно Я на двоих. С таким человеком даже не задуваешься, есть с ним раппорт, или нет. Ты просто понимаешь, что он – продолжение тебя, а ты продолжение его. Какое это сущностное состояние? Единство, целостность. Так мы от понятия «спокойствие» перешли к понятию «единства». Под словом «спокойствие» люди не всегда подразумевают одну и ту же сущностную составляющую. В одни и те же слова смысл может вкладываться разный. Сенсорика в слово «спокойствие» вкладывается различная. Для одного это: «по роже не бьют и ладно». Для другого спокойствие – мирное небо над головой. Для третьего – возможность расслабиться и поехать отдыхать. Поэтому я начинаю будто бы подстраиваться под реальность конкретного человека. Профайл же какой-то составлен, информация об оппоненте собрана, на ее основе можно прогнозировать поведение человека, и я называю ближайшую его сущностную цель, ХСР (хорошо сформулированный результат). Потом дальше. А что будет, если укрупнить эту цель? И мне уже сразу становиться понятна вся цепочка. Слушатели предлагают мне видоизменить пример. Сильно накрашенная девушка на очень высоких каблуках говорит: «Не в моих принципах первой знакомиться с мужчиной». Какова ее цель? Скорее всего, она хочет, чтобы ей уделили внимание. Конечно, самое важное, что женщине не хватает настоящего, искреннего комплимента. Ее страстное желание комплиментов и внимания и будет для нее ХСР. Двигаемся дальше. У меня такая проблема – я вижу в людях хорошее, в этой девушке тоже. Но зачем ей об этом знать? Зачем ей комплимент? Зал предлагает варианты: чтобы удовлетворить свою самооценку; чтобы самочувствие было хорошее; чтобы чувствовать себя кайфово.

Я продолжаю раскручивать ситуацию. Так сложно найти людей, которые говорят искренние комплименты, от которых становится тепло внутри. Такие комплименты, которые тебе, может быть, никогда и никто не говорил. Комплименты, которые подчеркивают твою уникальность, которые идут от сердца к сердцу. То есть ведут к единству. Но к единству с одним человеком. Это якорь. Но можно подняться на ступеньку выше, к реальному единству, единству не с одним человеком, а со всем миром. К единству, о котором сказано: «Мы все – одно». Зал предлагает рассмотреть с точки зрения мужчины ситуацию, когда он хочет подарить девушке котика, но стесняется или денег жалеет на котика, а она ждет этого подарка. Как будет выглядеть иерархия критериев? Скорее всего, девушка рассуждает так: «Нормальный мужик кота подарит». От этой фразы и будем плясать. Какая за этой фразой стоит сущностная составляющая? За желанием получить кота от нормального мужика стоит номинализация нормального, того, кто удовлетворяет ее сущностное – «принятие». Не стоит обращаться к девушке напрямую, это обесценивает то, что ей важно. Лучше применять более общие, обезличенные формулировки, шаг за шагом ведущие к выявлению сущностного состояния, которое стоит за желанием поучить в подарок кота. Этот ступенчатый путь может выглядеть так: «Это так классно, когда тебе дарят подарки, уделяют внимание, но может быть гораздо важнее…». Плавный переход: «Понятно, что хочется мужчину, который действительно оценит девушку по достоинству». «Настоящая женщина сможет стать тогда настоящей женщиной, когда с ней рядом – настоящий мужчина». «Понятно, что важен не подарок, а то чувство, с которым тебе его дарят». И вздохнуть надо. Это – намек на человека, который будет искренне ее любить.

В этой цепочке слово «ценит», наверное, неправильное, оно мне не нравится тем, что есть в нем какой-то момент «оценки», а искренними бывают только не оценочные суждения, в остальном цепочка рассуждений безупречна. Почему я от подарка перешел к мужчине? Я утилизировал потенциальных ее «трикстеров», то есть милых, но неискренних манипуляторов, которые хотят только одного. А я говорю: «Фу, таким быть дурно!». И понятно, что если она дитя, то ей нужен идеальный хозяин. Человек, который будет о ней заботиться и искренне любить. А подарки – это неважно, потому что гораздо важнее то чувство, с которым ты даришь подарок. В этом – конгруэнтность и искренность, представление о настоящем мужчине, способном принимать ее и любить. Здесь я применяю понятие конгруэнтности в широком смысле слова, как соответствие друг другу действий, слов и кроющихся за ними мыслей. То есть, словам девушки о подарке в виде котика и ее просьбе соответствует стоящее за ними желание целостности, намерение достичь единства с мужчиной, чтобы ощутить свою целостность. К фокусам языка нельзя прибегать слишком часто. Люди впадают в транс просто от одного появления тебя. Сначала это радует, а потом, когда они ходят за тобой, пугает и надоедает.

Подытожим сказанное. В конечном счете, все сводится к сущностным состояниям, но к ним, с точки зрения иерархии критериев, нужно восходить постепенно, то есть подниматься по ступенькам. Идти вверх нужно от простого критерия к более значимому, потом еще к более значимому. На вершине лестницы всегда находится сущностная составляющая бытия. Во время построения иерархии критериев следует соблюдать два условия:

говорить с определенной патетикой, низким голосом, соблюдая паузы, выражая печаль, поднимая палец вверх, а при выражении высшего сущностного состояния можно вверх посмотреть; употреблять слова: «ради», «самое важное» и «важнейшее». Нельзя забывать о важном ограничении – не говорить о высших сущностных состояниях и не пользоваться иерархией критериев слишком часто. В заключение темы рекомендую вам прослушать оду Гавриил Державина «Бог», написанную в 1784 году, там такое сущностное, что не добавить, не убавить. Сразу видно: Державина «перло».

Автор - Александр Герасимов